Блог aveluna

Регистрация

Календарь

<< Май 2014  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Теги

8 марта  анонимка  ассоциации  блоги  болезнь  боль!!!  большой бред :d  брак  брат  вечеринки  волосы  готика  грустно больно  день победы  день рождения  детство  диета  дождь  дома  друзья  душа  ебаный пиздец  еда  идиоты  измена  кошки  кпп  красота  кумиры  люблю весь мир  любовь  маленький бред  мама  месть  метаморфозы  мило  мое  молоко  наркотики  нелогичность  ненавижу универ  ненависть  новый год  обитаемый остров  одиночная жизнь  опрос  оранжевое  отношения  переклинило  песня сегодняшнего дня  поэт  приколы  приметы  противные люди  работа  рабочее  ребенок  ревность  решение  рождение  роман рейн  секс  слова  смерть  сны  совпадения  сон  соседи  спасибо  стимпанк  стихи  страх  стругацкие  студвесна  суицид  сумерки  счастье  татуировка  твайу мать  творчество  тело  тесты  трудно быть богом  убило  ужас  устройство мира  филологическое  фото  халтура  чайф  чат  человек  явки 

На странице

RSS - подписка

In love we trust.

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10

Смертность.

Вчера были похороны Кина. 

Это тот самый мужик, по которому 9 лет сохла Селенка. Последний год они не общались, ей таки настоебело, что он с ней нормально обращается, когда ему от нее что-то надо, а потом кидает на деньги, срет в душу, оскорбляет всячески и даже периодически поколачивает. Любая другая послала бы его к чертям собачьим почти сразу, а Ирка вон, 9 лет увивалась. Уж не знаю, чего ее попустило вдруг, но попустило хорошо: 28-летнее дитятя вдруг решило, что нужно жить дальше, и даже собралось замуж. Но — умер Кин, и я третий день объясняю этой дуре, что она не виновата в его смерти. Да, даже так, потому что он звонил ей за неделю до смерти и предлагал встретиться, а она хоть и хотела пойти, но зассала (и неудивительно, учитывая историю их отношений) и не пошла. И теперь ее воспаленная логика не дает ей жить мыслбю, что если б она таки поперлась на ту встречу, он бы остался жив.

Ну ладно Ирка, она всегда такая была. Но ведь сотни их! «Ничего не понимаю!», «Я не могу в это поверить!», «Не может 30-летний мужик просто взять и умереть вот так!», «Это было убийство!»….

Может, котятки. Может. Кидайтесь в меня камнями и хоть обнапоминайтесь, что о мертвых — или хорошо, или ничего, но это не отменит того факта, что если бухать полтора года все, что горит, периодически закидываясь фанфуриками, курить как паровоз, впиливаться во все придорожные передряги и наркотиками иногда побаловываться, организм рано или поздно пошлет тебя нахер. И таки да, после этого останется только аккуратно сложить руки, положить на них голову и тихонько умереть от ИНФАРКТА, а не от яда медленного действия или чего вы там еще вытащили из российских детективных сериалов.

Факт остается фактом: его за последние полтора года трезвым видели — на пальцах пересчитать можно. Я сама была свидетелем того, как он гнал Ирку в аптеку за спиртом, бегая каждые 2 минуты курить какую-то муть типа Явы или Апполона. Мы видели его месяц назад, он выглядел не просто ужасно — ужасающе. У него уже не было передних зубов, например. Илья, который его видел первый и последний раз, отходил минут 10: до того момента он не мог поверить, что в 30 лет можно выглядеть на 50. Ну, убедился.

За последние несколько лет наша компания видела много непонятных смертей. Нет, конечно, когда умирает молодой человек, смерть всегда кажется непонятной. Но все же:

Пашка, самое позитивное существо в «огороде» 2007 года. 19 лет. Повесился. Из того, что я слышала, можно предположить, что его бросила девушка, с которой они уже подали заявление в ЗАГС. Остались родители и младший брат, которому тогда было лет 10—11.

Анатолик, жизнерадостный и умный парень, яркий и интересный. Я с ним болтала одно время по вечерам в сети на разные темы — от мобильных телефонов до мировой литературы. Не было даже 30. Страшная авария на междугородней трассе. Не был женат, не имел детей. Любил свою работу, любил окружающих, просто умел радоваться жизни.

Алиса, 19 лет. Ну… Я не много хорошего могу о ней сказать, а если честно, вообще ничего. Выпивала, гуляла, была неразборчива в связях. Но уж точно она не заслужила быть избитой, брошенной в канаву и умирать потом 3 дня…

Или тот чувак с дредами, которого я лично не знала, а вот мой брат знал. Я частенько его видела буквально в соседнем «квадрате», или в соседней кучке народа. Тоже — избит, найден уже мертвым. Уродов так и не нашли.

Нет, каждую из этих смертей каждый переживал по-своему. Но там хоть было логично задавать вопросы «как?», «за что?» и «почему?».

Многие, кто знал Сергея, сейчас говорят: было ясно, что он долго не протянет. Он и не протянул.

Конечно, соболезную матери. Вот за кого действительно стоит переживать. Женщина она замечательная, жизнь на сына истратила, любила его больше всего на свете (вот только он в отца пошел, и хоть ты тресни). Сергей был ее единственным сыном. Даже внуков не оставил: Ирка хотела от него родить, да он отбрыкивался.

И я сама, в общем-то, ничего о нем плохого сказать не могу, кроме того, что он портил жизнь себе и Ирке. Но сам он вон как уже поплатился, а Ирка не то что не в претензии, она, по-моему, согласна участями с ним поменяться, лишь бы жил. Кин всегда очень хорошо относился ко мне, в немалой степени из-за Ирки. И говорил мне, кстати, что пытается любыми способами отвадить Ирину, чтоб ей жизнь дальше не портить. Но эгоизм брал свое, и Ирка летела по первому же зову помогать, исправлять, сеять доброе и вечное (в неблагодатную почву — это самые ужасные отношения из всех, которые я когда-либо видела). Он любил развлечения, тусовки и «расслабон», все время пытался казаться круче (не лучше, а именно круче). Не вытянул. Даже жаль: он из тех людей, кто априори считает всех вокруг клевыми. Чуть сильнее был бы у него характер — и, наверное, и с Иркой они б стали отличной парой, и из порочного круга «тусовки-проблемы-проебы» выбрался легко. И завершил бы какой-нибудь из своих проектов, а их было много, от грузоперевозок до съемок свадеб, и были среди них очень и очень неплохие, вот только завершить ни один из них он так и не смог. Ничего не могу сказать злого или откровенно гадкого про этого человека, но честность не позволяет описать его жизнь иначе, чем веским словом «проебал». Проебал любовь, деньги, бизнес, друзей настоящих, имя даже (отец у него какая-то шишка). Здоровье проебалЮ а вслед за ним проебал и жизнь.

И почему, спрашивается, народ так всколыхнулся? Не поленились даже в местную газету статейку накропать на эту тему. Грешат на убийство, заламывают руки. Не верят диагнозу — инфаркт. При том, что понятно, в общем-то, что нафиг он никому не нужен был ни живой, ни мертвый, и что так и так бы долго не протянул — мы еще полгода назад ему инфаркт именно и прочили. Что его последние два года тревожило сердце, но на настойчивые просьбы сходить к врачам он отмахивался. Все кристально ясно, но народ с тупым упорством придумывает велосипед. Почему?

Да потому что добрая половина тусовки регулярно пропускала с ним рюмашку-другую Регулярно отмахивалась от просьб взяться за ум: «Время есть еще, мы еще молодые». Позволяла себе проебывать время, деньги, идеи, терять момент и болтаться, как говно в проруби, ища приключений на задницу, «ловя кайф», бухая, закидываясь и отмахиваясь от собственной совести: «Да все же так делают, и ничего», «Да я же так, иногда, ничего не будет.» А тут вдруг бац — и это «ничего» резко стало очень даже чего. Но вместо того, чтоб сделать выводы для себя, давайте искать козла отпущения, правильно. Вместо того, чтоб примерить на себя такую судьбу и решительно сказать: «Ну-ка нафиг».

Ведь изначально Кин был здоров как бык.

Кадриль.

Лида вышла замуж. Удивительно, сколько радости и теплоты выделило мое сердце в ответ на эту новость. Я искренне счастлива за нее. Они с Сашей отличная пара: музыкант и художница, носят друг друга на руках и понимают с полуслова. Лида стало такой красивой и женственной рядом с ним, что невозможно узнать в этой длинноногой топ-модели, одетой, как будто только что вышла с лучшего подиума, ту закомплексованную пацанку, с которой я училась.

Это все загадочным образом переплелось с еще одной цепью мыслей в моей полубезумной голове.

Все время крутилось: «А что, если бы?»: осталась учиться на инязе, не сбежала тогда из дома, развелись родители, вышла замуж, не стала преподом… Да много вариантов. Я сравнивала с тем, что сейчас.

Какие бы варианты я не рассматривала, все сводилось к одному: ничего бы кардинально не поменялось. Я смотрела бы те же фильмы, читала те же книги, мои взгляды на жизнь остались бы неизменными. Я не перестала бы обожать красивых мужчин и, пожалуй, все так же периодически срывалась бы в кратковременные яркие романы (если б, конечно, была свободной). Я прошла бы этап каблуков, локонов и стрелочек (но не факт, что вышла бы из него). И, в определенный этап встретив Пашку, Гарика, Илью, я точно так же бы потеряла голову.

Я нашла страницу Ксю. Она в Уфе, и это каким-то странным образом меня успокоило. Мне кажется, если б мы встретились сейчас, нам снова было бы о чем поговорить, когда она оттаяла обратно, а я немного успокоилась.По крайней мере, я узнаю ее, и я счастлива этим. Я, честно говоря, боялась.

Как-то я пошутила на тему того, что я хоть и не вышла замуж первая, как предполагалось, но зато первая завела себе молодого, красивого любовника. И пока кто-то из моих старых знакомых вступает в брак, строит карьеру, делает детей, грабит на деньги богатых папиков или попросту спивается, я перебираю в уме книги, которые стоит добавить в программу литературного клуба, методы обучения при курсах подготовки к ГЕА и ЕГЭ и способы убедить Симперович в том, что это действительно хорошая идея и я достойна это все вести. А вечерами, пока кто-то гуляет с семьей, тусует в клубе, бухает под забором или играет в онлайнку, я смотрю на спящего Илью, убираю черную челку с его лица, глажу безупречную кожу, касаюсь бровей, губ, ресниц, перебирая в уме планы на следующий день и краем сознания поражаясь тому, какой он красивый.

Когда несколько дней назад я, рыдая, призналась, что в моей жизни сейчас нет ничего, что делало бы меня истинно счастливой, и из-за этого я чувствую себя ущербной, он расплакался вместе со мной, обхватил и долго, жарко и с аргументацией рассказывал о том, что не считает меня таковой, что у меня все будет хорошо, даже если не с ним, и что мне не следует судить по другим, потому что он сам, будучи почти все время рядом со мной, даже не знал о том адском бульоне, который варился все время в моей голове.

Наверное, он прав.

Метаморфозы.

Мое тело изменяется. Это заметно только для того, кто в этом теле живет. Остальные могут лишь отметить, что что-то отличается во мне от того, как я выглядела раньше, но что именно… Они будут называть это «неуловимым», кто-то отметит отдельные черты, но не более того.

У меня чуть опустились уголки губ. Буквально на полмиллиметра, но мне пришлось заново учиться есть — изо рта все падало. Да и сейчас периодически то водой, которую пью, обольюсь, то едой блузку заляпаю. Последнему способствует еще и грудь, вымахавшая на два размера (да, я вернула свой чертовый пятый размер). Мне очень нравится, как это выглядит, но иметь постоянную помеху снизу в периферическом зрении не слишком удобно, да и мешает она по-страшному. Запястья и лодыжки стали тоньше, а кисти рук и ступни — полнее. Лицо немного округлилось, скулы стали выше, и глаза кажутся меньше. Уголки глаз опустились, горбинка на носу стала заметнее, щеки исчезли, а губы стали полнее и меньше. Лицо кажется незнакомым, и меня, визажиста, разработавшего целую систему макияжа для себя, любимой, это вгоняет в панику.

Внутри творится ядерная война. Ощущение такое, что органы меняются местами. Кардинально меняется восприятие, меняется даже зрение: я вижу дальше, это и у окулиста подтвердилдось, зрение исправилось на 2 диоптрии (!), но — я половину окружающего просто не вижу.

Регулярно пугаюсь происходящему: то думаю, что отказывают почки, то — что я беременна. А почки в порядке, и беременность опровергается.

Понятия не имею, как я справилась бы без Ильи. Он возится со мной, как с маленьким ребенком, успокаивает, а сам переживает едва ли не сильней меня. Ухаживает, поддерживает и восхищается всем, что видит, чувствует и слышит.

Меняются и люди вокруг. Кардинально.

С Марго после ситуации с ее девушкой отношения несколько попрохладнее. После всего, что делает Илья, меня выбешивает то, как она презжается по поводу его возраста, называет его «детсадом» и периодически, дружески вроде бы поддевая, бьет ему по больным точкам. Интересно, насколько меня хватит, чтоб не говорить Марго, что в отличии от ее возлюбленной он не устраивает сцен на людях и не бьет меня, дабы привлечь внимание?

С Ромой, с которым, казалось бы, натянутые отношения были последние полгода, мы крепко сдружились, отличный оказался парень, помогает во всем, в чем может, и ратует за наши с Ильей отношения. А вот Ким, бывшая девушка сначала Ильи, а потом и Ромы (они на этой почве и скорешились), и вроде бы моя хорошая подруга (мне так казалось), неприятно удивила, разнеся всем свое бесценное мнение, что Илья во мне души не чает, а я, такая сволочь, начала с ним встречаться только ради секса и теперь им пользуюсь, при этом заявив, что мне она это в лицо сказала. Услышала я это от Ромы, который сам себя чуть на корне не сгрыз, потому что ей поверил. Интересно, сколько я выдержу, прежде чем напомнить ей, что с моим названым братом она начала встречаться только из-за того, что у него ник, как у ее любимого книжного персонажа, и при каких именно условиях они начали встречаться?

С Игоревной на работе жопа. Она обиделась на ГВ, начала чморить меня, как человека ГВ. Я терпела, потом начала выноситься. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем я объявлю, что эта работа хоть мне и безумно нравится, но не только дохода не приносит, а даже не окупилась, и что срать я ебала на этом фоне довесок в виде истеричных глюков божественной Катерины Игоревны?

Я стала бешеная и злобная, да. Честно признаю. Бесит все, бесят все. Но я — еще ладно. А Илюха в принципе втрое импульсивнее меня. На его фоне я даже проораться и протопаться не могу — он начинает это делать раньше меня еще от моих рассказов, и я понимаю, как глупо и пугающе это выглядит.

Я меняюсь. Мир вокруг меня меняется. Мама — усталая красивая женщина, к которой неумолимо подкрадывается старость. Я — молодая женщина, которой неплохо бы уже чего-нибудь добиться, но у которой нет ничего. 

Кажется, это и есть взросление. Я уже больше не ребенок, и только сейчас я это понимаю в полной мере. И мне как никогда хочется обратно в детство.

Проект.

Началось недавно, пару недель назад. Я рассказала Илье про проект, который продумывала полгода в рамках ежегодного свадебного фестиваля, и предложила ему роль. Проект самостоятелен и самодостаточен был изначально, парад нужен был только для продвижения моей морды в ряды свадебных организаторов, но когда загорелся Илья, рассказал Роме, и Рома загорелся тоже, за буквально три дня обычный свадебный проект превратился в ютубовский сериал на 4 сезона.

Илья сказал: снимать будем по-любому. Рома пошел договариваться со своей девушкой Аленой, видеооператором на телевидении, о том, чтоб она снимала нас. Я стала раздумывать, как уговорить бар, в котором я хочу сниматься, на собственно съемки. Потом робко заикнулась: может, и на парад не надо?

«НАДО», - дружно сказали мои три дьяволенка и потащили на собрание.

Нет, ну я догадывалась, конечно, что имидж мне создали в этой сфере… скажем так, неприглядный за прошлый год и свадьбу Оксаны. А тут еще и трое сопляков с собой притащила. И опоздала на час (да, мы дебилы) вместе со своим выводком.

Я, если честно, рассчитывала на «Кино». Но тему определили как «Цвета».

 - Будем? Вроде подходит, - не слишком уверенно спросила я.

 - БУДЕМ! - в один голос выдал выводок.

И я пошла на поводу.

Сейчас сижу и сомневаюсь. То, что мы хотим, к свадьбе в принципе несколько отдаленно относится: там театр и кино скорее. А тема такая, что, как и в прошлом году, оценивать будут в основном именно оформление, а идейность уйдет далеко и глубоко. Более того, я даже знаю, как нужно сделать, чтоб там выиграть… Но это совсем другой проект.

Хочу ли я его? Хочу ли я вообще рвать жопу, надрываясь на учебе, работе и проекте одновременно?

Я решила, что схожу вначале в универ и поинтенресуюсь течением дел там. Потом схожу на собрание организаторов. И там уже решу, хочу я участвовать или нет. 

Но ощущение, что я делаю что-то не то, сидит во мне намертво.

Спецагент.

А это только что пришло мне в личку блога:

Hello Dear

My names is General Sean P. *********, of the US army, I picked an interest on your profile after going through it and i decided to contact you, I hope you don't mind my request to know more about you. i want you to reply through my private email address to enable us exchange messages, i will also send a copy of my photo to you with more details about me once i receive your message in my email inbox. — you can also give me your email address so i can write to you.

sean_*********l@hotmail.com

regards
Sean.

Геморрой.

Прошлая неделя: 

Кончились подчистую деньги. В ноль, в пень. Илья с гордостью принес первые чаевые — 150 ру, и они меня спасли на неделю (!) макаронами и майонезом. Больше жрать нечего. Санкнижку оформлять нужно срочно, поэтому ношусь, как в попу ужаленная, забрав деньги из ведомости (думала, верну с ервой зарплаты Ильи). В середине недели выясняется, что Илья пролетает мимо первой зарплаты, и деньги будут только 15го. Протекает кран в ванной, в конце недели забивается в той же ванной слив настолько, что вода перестает уходить, Трубы настолько старые, что при попытке раскрутить останутся в руках, то есть нужна замена. На которую денег нет.

Понедельник: 

Не могла уснуть до 3 утра. Утром, вскочив в 6, получаю эту ссаную санкнижку. Радостно прибегаю оформляться, на меня вылетает злобная Игоревна с сообщением, что ведомости нужно сдавать вот прям щас. Понимаю, что у меня долгов на 3 тысячи, выпадаю в истерике. Пошевелив в панике мозгами, звоню Ди. Ди, святой человек, отвечает: «Без проблем, но вечером», и я убегаю к Илье и Никите. Никита отпаивает меня чаем, дарит Илье эспандер и пытается научить и меня им работать. Не веря, что я неженка, сжимает мне руку так, что слышится хруст, и потом под отборный мат Ильи с перепуганными глазами бинтует мне кисть. Потом звонит Глухов, выебывает мозг сначала Илье, выкладывая всем подробности их внурисемейных дел пятилетнейдавности (гордиться там нечем, и Илья бесится), потом, когда я после пятого предупреждения повышаю голос, выносит мозг мне такими же подробностями под соусом «хочу предостеречь тебя от ошибки», а на резонное «и на хера мне это?» обижается и долго ноет про то, что его мнение единственно правильное, а все кругом пидарасы, особенно Илья. В конце концов я психую окончательно, ору матом и ухожу реветь на кухню.

Вчера:

Офомилась, убираюсь перед званым ужином. День рождения брата, мой — на следующий день. Мне звонят 4 (!!!) человека, пытаясь повесить на себя мои проблемы в приказном порядке, причем «сегодня или завтра». На логичные объяснения, что я не могу, обижаются. Под конец дня мне хочется убивать, и мы с Ильей фееерично сремся на сон грядущий.

Сегодня:

Илья чуть не плачет, ибо не нашел денег, и я в свой празник убираюсь и голодаю, ибо жрать о-режнему нечего. Приходит Марго с Катькой, Катька устраивает сцену, обидевшись на дружескую шутку: выносит дверь собой, орет Марго, что ее ненавидит, вырывается. Марго пытается реагировать адекватно, но тоже выносится, хватает Катькину одежду, умоляет ее успокоиться и не говорить так. Катька в ответ продолжает выываться, кататься по кошачьему туалету (и бросать туда Марго) и биться в дверь, при этом орет, что-де она псих и лучше уж она будет одиночку. Через 20 минут этого ебаного цирка выносит меня. Я вылетаю, ору на Катьку, что она достала со своим привлечением внимания, тут нет ни одного нормального, но лишь она в своем желании, чтоб вокруг нее все прыгали, готова испортить настроение всем без исключения, невзирая на обстоятельства, что если б ей не нравилось чувствовать себя самой несчастной, чтоб ее все успокаивали и утешали, не пытаясь даже с этим бороться. На самом дее, если б Илья меня не держал, я б ее избила, честно. После этого выгоняю обоих, пулей улетаю на кухню и со всей дури ударяю в стену. Плачу уже от боли. Ушиб, вторая рука на перевязи.

 

Мне 23. Мазл тов.

Илья.

Я долго и упорото била себя пяткой в грудь, что никогда больше не смогу встречаться с парнем младше себя, да что там, с ровесниками мне тяжело, ибо раздолбаища те еще. Стоит ли удивляться самодовольным рожам друзей, то и дело проезжающихся на тему моего едва совершеннолетнего парня?

Боги мои, боги, Илья младше меня на 4,5 года и, честно говоря, если б кто-то тогда, в далеком 2007-м, мне сказал, что я буду спать с Паулиным, я б поступила так, как предсказал сам уже взрослый (ну, или почти) Паулин: сначала зарядила бы «информатора», а потом кастрировала бы Пестюка, чтоб ни дай боже. Но факт остается фактом: я с ним, и мне с ним так хорошо, что даже пугает.

Илья на меня не надышится, на руках носит, из губ не вынимает, все время повторяет, как же ему повезло. Любой каприз обязателен к исполнению. Ни слова поперек моему мнению. Все проблемы проговариваются сразу, и я сама не совсем понимаю, как же мне могло так повезти на замечательный характер моего мужчины. Блин, да я даже не думала, что такие существуют! Парень без единого возмущенного писка выдержал мой ПМС, где настроение мое менялось каждые 2 минуты, и за полчаса он мог последовательно быть отруган, побит из озорства, облит слезами на тему «я такая дура, а ты такой чудесный», обцелован, обстебан и качественно трахнут; конечно, после сиего трехдневного аттракциона парень стал еще более дерганым, но, блин, его выдержке можно позавидовать.

Первоначальная мысль развеяться и отомстить очень быстро переросла во что-то другое.

Нет, я, как ни удивительно, даже не влюблена, и смотрю я на него с абсолютно трезвым сознанием того, что он еще сопляк, и большая часть того, что он говорит, оседает у меня в спам фильтре. Но он и впрямь самый адекватный парень из всех, с кем я имела счастье сталкиваться.

Ясен красен, у меня не бывает так, чтоб все хорошо и замечательно. Я, кажется, на каком-то кармическом уровне не могу быть счастлива.

Вначале я просто боялась, что сама сотворю какую-нибудь херню, и Илья от меня отвернется, как было с Пашей, с Гариком. Это спровоцировало у Илюхи первый и последний срыв, когда он натурально на меня наорал. И то я понимала, что он прав: он объяснял мне, дуре, что он — это он, а не Гарик и не Паша, и заклинал меня в принципе сравнивать его с кем бы то ни было. На какое-то время сработало, но мой мозг, живущий отдельно от меня, начал выдавать в Илье черты, схожие с Кротовым. А там даже на уровне внешности есть что-то: оба худые, фигуристые, остроносые, улыбки даже похожие. Ну, а Кротов, хоть и красив до ужаса, распоследняя тварь, но тоже ведь все время тискал меня и целовал…

Потом я начала просыпаться в холодном поту от мысли, что я делаю что-то не то: вернулись панические атаки.

Потом меня начало выносить точно так же, как выносило с Сеней. Долго пыталась понять причину, потом дошло: он обещал устроиться на работу и меня обеспечивать. Конечно, говорил он об этом гораздо обширнее, больше и так далее и обещал мне купить фигову тучу всего, начиная от кулона Арвен и заканчивая новой плитой и поездкой в Новый Орлеан, но все это оставалось в спам-фильтре. Прошли спам-фильтр только два пакета: а) он обещал покупать мне еду и б) он обещал мне охеренный день рождения (который меньше, чем через месяц). Но при этом он страшно боится устраиваться на работу и предпочитает искать тонну отмазок, лишь бы сидеть на попе ровно. Но, опять же, когда я поставила ему условие: или он выполняет эти два обещания, или я его бросаю. И опять же: ни единого слова поперек. Кивнул головой, сказал, что понял и рьяно бросился штудировать сайты и рассылать резюме.

А потом пошло вообще что-то странное.

Вначале я узнала, что у Гарика и Али ничего не вышло и разбежались они так же сумбурно, как и сошлись, через пару недель.

Потом маман, успевшая посмотреть на Илью, всыпала мне по полной за безмозглость и за то, что я встречаюсь с малолеткой. «Ты мне сколько говорила, что хочешь семью и детей, а сама что творишь?»

А Илья готов хоть завтра в ЗАГС и летает абсолютно счастливый от того, что он с такой девушкой. А у меня нет ни единой причины и даже намека на причину рвать с ним, кроме невнятного чувства, что я делаю что-то не то. А панические атаки продолжают будить меня каждую ночь. А мне самой, если честно, ужасно не хочется с ним расставаться.

А еще я говорила с ним обо всем этом. И снова не услышала ни единого упрека, и даже ни одного укоризненного взгляда не словила. Но он тоже понятия не имеет, что с этим делать.

И я сама не понимаю, то ли это меня колбасит на фоне всех неудачных романов (да что там, ни одних адекватных отношений за всю жизнь), то ли и впрямь я делаю что-то не то.

Илья.

Правильно говорят, что месть — это блюдо, которое подают холодным. Вот только забыли упомянуть, что возможность отомстить может приплыть из самых невообразимых источников. И пусть я пока не знаю, куда меня это занести — я не могу отрицать, что возможность прекрасная.

В далеком 2007, когда я была 16-летней красоткой, крайне популярной в нашем неформальном сообществе, в нашу компанию затесался 12-летний пиздюк Илья, толстый, наглый и на язык невоздержанный, который вызывал у меня перманентное желание отвесить пинка. Я это желание периодически подавляла, периодически удовлетворяла, а он, как и его двоюродный брат Женя Глухов, которому в то время было 14, был в меня влюблен. У меня же тогда уверенно покоилась на талии рука Кротова, а сама я была довольно-таки надменной стервозиной. Но мнение о нем прочно укоренилось в моем сознании на долгие годы: противный надоедливый пиздюк.

Пару лет после распада тусовки он регулярно ломился ко мне в контакт, один раз даже проник, но продержался буквально пару месяцев. Потом исчез еще на пару лет. Примерно тогда же, как потом выяснилось, он начал встречаться с Ким, которая на нынешний день в числе моих близких друзей. 

Этим летом он выпрыгнул на меня с радостным криком из толпучки питомцев ГВ недалеко от вечного места наших сборищ. Я даже его не узнала, пока он мне не объяснил, что же он за хрен закой. А когда узнала, технично охренела. За 6 лет он вырос в красивого просто-таки до неприличия парня, неглупого, обаятельного и интересного. Чуть позже выяснилось, что он еще и честен, как порядочная сволочь, и хитер, как сволочь непорядочная. Неплохое сочетание, прям как для меня спецом, думала я, да вот только сладкие воспоминания о том, как я пинками гоняла его по дому ГВ, не способствуют как-то адекватному восприятию его как мужчины, а осознание, что ему всего 18 — тем более. Но чем-то он меня зацепил и, честно признаться, порадовал. А он периодически смотрел на меня взглядом, ясно говорящим, что мечты следует исполнять, и лучше поздно, чем никогда.

Сегодня я по отработанной схеме затащила его ко мне. Обычного финала этой отработанной схемы не случилось, хотя начало было многобекщающее: посидели, покушали, посплетничали (а точнее, перемыли кости всем, кто под руку попался), поделились новостями (а их за 6 лет скопилось немало), поржали, обменялись комплиментами и подкалываниями на грани фола, периодически скатываясь в откровенный флирт. Под конец я, как на духу, выложила нашу сложную историю с Гариком.

Илья всегда на моей стороне, ибо очарован мной чуть более, чем полностью (стыдно признаться, но и я им тоже — а как еще я могу реагировать на красивого и обаятельного сволочного засранца?), но он объективен. И вспыльчив. Гарика он знает, и очень хорошо к нему относится, даром что сам Гарик его терпеть не может после того, как Илья намеренно пытался вывести из себя их игровую партию («Илья, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? Теперь ты кажешься мне еще более привлекательным, потому что если я таки пересплю с тобой, Гарик лопнет от злости…»). Поэтому, когда я дошла до сцены мордобоя, попытался ткнуть мне сигаретой в глаз, мотивируя это тем, что это история двух долбоебов. Я продолжала гнуть свою линию и таки закончила свой рассказ, в конце не просто сказав, что у Гарика есть девушка, а уточнив, что ей является Аля.

Дальше случилось то, чего я не ожидала. Илья изменился в лице и зарычал. Оказалось, что Аля — это именно та девушка, которую он любил (и не разлюбил до сих пор), но пару месяцев назад она с ним порвала. Я так поняла, что ему она сказала, что задолбалась терпеть его цинизм (в таком случае интересно, насколько ее хватит с Гариком, но сейчас не об этом), но я точно знаю, что на Гарика она положила глаз месяца три назад.

Черт, что случилось с нами обоими — со мной и с Ильей. Нас просто-таки переколбасило. Если раньше мы думали о возможности чего-то между нами как о приятном способе развеяться, и только, и даже шутка про Гарикову злость была всего лишь шуткой, то с этим крошечным изменением эта возможность превратилась в мощнейшее оружие, способное на хэдшот двойной силы для тех двоих людей, которых мы любили и которые смертельно нас обидели.

Черт, это самая настоящая бомба. Илья с горящими глазами и жутковатой улыбочкой кругами ходил по кухне, а я сидела, запрокинув голову, и демонически хохотала. Представляю, насколько пугающими мы выглядели, но я давно не чувствовала себя так хорошо, как сейчас, представляя лица Гарика и Али, когда они увидят нас вместе.

 - А Ким не обидится?

 - Думаю, у нее хватит мозгов этого не делать.

 - Да, тем более если она поймет мотивацию. Она чертовски переживала за меня в этой ситуации.

Самое смешное, что наши с ним желания абсолютно совпадают: никаких серьезностей, просто развеяться в свое удовольствие, поднять самооценку и почувствовать себя, блин, представителем своего пола. А если мы выдержим вместе дольше, чем пару месяцев, реально будет смысл о чем-то задумываться.

 - Видишь ли, любезная Катрин, я змей. Я очень люблю травить людей изнутри. Тем более если они творят что-то нехорошее. Тем более — если со мной. Тогда я начинаю травить вообще всех вокруг себя.

 - Ты хоть меня-то не трави.

 - О, милая. — Он обнял меня, и я, потянувшись, обвила руками его шею. — В тебе и так достаточно яда.

Говорят, что месть — это блюдо, которое подают холодным. Неправда: месть — это приправа, наряду с солью, перцем, глутаматом натрия, которая делает жизнь вкуснее, ярче, интереснее. Месть позволяет почувствовать вновь радость, счастье, удовольствие. Эта приправа делает тебя живым, вновь живым, делает острее ощущения, сглаживает острые углы, и, блин, чертовски приукрашает действительность. А особое удовольствие — она начинает действовать с того момента, когда увидишь ее в витрине магазина.

Мне не стыдно.

Иллевын

Шотландцы такие смешные.

Неделя отведена на фестиваль, заканчивается послезавтра. Литература, танцы, история, музыка, сказания — все на свете.

Поняла, почему подгузники назвали «хаггис». Это национальное шотландское блюдо: бараний желудой, набитый гремучей смесью из овсянки и фарша из бараньих кишок. На вид что в целостном виде, что в виде разрезанном, когда видно содержимое — ну точно подгузник. На вкус тоже дерьмо дерьмом (не то, чтоб я ела это самое, но в моем понятии… ну вы поняли). И это при том, что я не ем ни потроха, ни овсянку — организм не переваривает.

Сегодня привезли шотландцв Стивена. Дядька — очаровательнейший, похож на хоббита (низкорослый, смешнючий и с коротенькими ножками) - сама из таких. И говорит с акцентом, от корого тихо умер весь зал. Кто слышал, тот поймет, а кто не слышал — вбейте в ютуб «ELEVEN», первая сцылка (не разобралась, как вставлять сюда видео).

Наша дворцовская тусня помирала с хохоту с историй, которые он рассказывал. А потом подошла к нам учительница одной из школ и спросила, откуда мы. Мы переглянулись и ответили «Местные», чем очень сильно ее озадачили: она думала, мы с таким уровнем языка и общей раскрепощенности либо иностранцы по обмену, либо прикатили с Нижнего, а вот они мы, выпускники местных школ, а местами (мной, например) и местных университетов. Выслушали тонну комплиментов.

Катя предлагает создать что-то подобное своими силами. Хочу уломать ее на Ирландию, потому что дублировать шотландцев как минимум глупо, а вот день святого Патрика неплохо бы отмечать таким же образом.

Бёрнс на русском-то звучит хреново, на чувашском же он настолько отвратителен, что у меня чуть мозги из ушей не вытекли. Честное слово, он хуже немецкой любовной поэзии: там хоть только звучит, как порно, а это — форменная порнография, ни убавить, ни прибавить. Ситуация осложнялась тем, что читали все это школьники: торопились, запинались, глотали, а парочка читала Лермонтова так, будто их чтению учил Сергей Зверев в лучшем случае. Нет, это здорово, что дети выступают, но мой принцип «или хорошо, или никак» очень сильно грустил. Воистину: любишь литературу — люби дома и молча.

 

Из оффтопа: две недели бросалась на людей, потом осенило: нужно убрать из жизни людей, которые лезут в личное простраство грязными руками, выворачивают наизнанку то, что я говорю, и разносят за моей спиной такой пиздец в сплетнях, что, по ходу, зря я гнала на Гарика, что он создал мне странный имидж — мои «друзья» прекрасно без его помощи справляются. Научилась наслаждаться одиночеством. Чувствую себя теперь гораздо лучше.

Маленькие радости.

1) На работе Полина сказала, что ей очень нравится, как я небрежно вставляю крылатые фразочки в речь. Было приятно.

2) А так же обсуждали пьянку на день рождения Андре и бухих иностранцев, способы покупки мандаринов, нацистов и Советский Союз (в смысле не способы покупки их, а обсуждали мы оных), грибы, варенье из чего попало и еще кучу интеллектуальных вещей. Потом я пошла и купила таки попкорн на работу — он там больно часто требуется.

3) В контакт все ломится мой бывший, который Вовка. Познала всю прелесть Темной стороны, послав его нахуй, когда он снова мне начал жаловаться на жинь. Понимаю, грубо, но он меня достал. Хоть бы раз радостью поделиться захотел, но нет, его «поделиться» включает в себя лишь рассказы о том, какой он бедный-разнесчастный. Настоебело.

4) Не успела разложить все по полкам — ГВ в очередной раз скинула на меня хренову тучу клубочков. И отказаться я не могу — уж больно хороша пряжа.

5) Довязала малиново-серый сложнющий свитер. Хочу, хвастаюсь, горжусь и задираю нос, потому что на ТАКОЕ (и за ТАКОЙ срок) из всех людей, что я знаю, способна только мама моя. Ну, и я, как выяснилось.

6) На подходе Фестиваль шотландской музыки, а это значит, мне перепадает много годных, интересных замен и много годных, интересных денег :)

Как хочет.

Люди — странные создания. Одни пафосно и очень показательно обижаются, нет, обвиняют в разглашении всем известной информации (вплоть до появления этой информации на стенке вконтакта глубоко оскорбленного) других, причем делают это настолько крикливо, что начинаешь думать, будто это лишь предлог. Другие придумывают себе проблемы из ничего: влюбляются не в того человека (сама грешна, знаю), возводят кипиш на ровном месте, раздувают слонов из мух и резко вдруг становятся беспомощными перед каждодневными бытовыми проблемами, а то и вовсе возводят их в культ. Не понимают слова «возщможно» и принимают всю информацию с такой пометкой за непреложную истину.

Катя Игоревна, наш первый препод, в свои 35 подвержена всем этим и еще целой тонне манер. Все мы вынуждены работать с 35-летним капризным ребенком в напарниках. ГВ, которая сидит в соседнем кабинете. Ребята, которые не только учатся (а некоторые — и не столько учаться, сколько ходят чаю попить), но и помогают, начальство, дети, я, в конце концов. Она знает прекрасно, насколько она не подарок. Она знает о своей сверхспособности создавать проблемы, поэтому чужие рассказы она обычно спускает на тормозах. Именно эти ее «тормоза» подкинули мне прекрасную мантру:

«Как хочет.»

Гарик встречается с малолеткой? Как хочет.

Пашка ведет себя, как последний гондон? Как хочет.

Сама Игоревна в очередной раз заистерила и вынеслась? Как хочет.

Сеня заламывает руки? Как хочет.

 

Почти к каждой житейской ситуации можно применить эту чудесную мантру. Как хочет — и хоть трава не расти. Пусть хоть земля перевернется и солнце раком встанет. Как хочет.

Я, конечно, за прошлый год стала редкостной сукой. Мало что осталось от милой красивой девочки с лучистыми глазами, которая старалась всем угодить. Идите нафиг, не доверяю больше никому, ни за кого не держусь, ни от кого толком помощи не жду, но и сама поперек себя, чтобы помочь, не пойду.

Мама это все выслушала, посмотрела долгим, странным взглядом и тихонько сказала:

 - Ну да, кот, конечно, лучше.

 - Кот хоть физически гадит, а не срет в душу. И гадости про меня не говорит.

 - Но ведь думает, наверное.

 - Да пусть хоть что думает, лишь бы не говорил.

Плевать на все. Я так хочу. Не хочу больше нервничать, переживать из-за пустяков. Кстати, так гораздо меньше проблем создается. Да, я стала сукой, грубой и подловатой, честно сказать. Да, сама себе я напоминаю робота. Зато вместо того, чтоб месяцами лежать мордой в потолок, я иду и делаю… хоть что-нибудь. Хоть что-то. Учу детей, убираю квартиру, вяжу свитер, покупаю пылесос (кстати, после покупки пылесоса мне уже никто не докажет, что хитрожопость — это плохо). Так проще. И результативнее. И строю планы я теперь на тысячу разных случаев.

Единственное, чего бы мне хотелось от окружающих — это чтоб они в ответ на все мои действия пожимали плечами и говорли: «Как хочет».

Ревность и гадость.

Вот так сидишь в хорошем настроении, никого не трогаешь, радуешься тому, что все окей, а ты молодец, и вдруг — бац.

У Ким есть гильда ДНД. Состоят в гильде Пашечка, Гарик, два мальчика — Илья и Леша, и девочка Аля. Так вот. Аля — милое няшное сушество, которое иначе как «девочка» не назовешь. В общем-то, она и есть девочка — ей 17. Ким давно уже просвятила меня, что на Гарика эта девочка смотрит влюбленными глазами и жадно ловит кажде его слово, а сам Гарик на нее внимание особого не обращает. Я уже тогда сказала, что это он не замечает просто ее отношения — он в этом смысле вообще жираф.

 - Да ну, она для него слишком маленькая.

 - Ким, мы говорили с ним об этом, он сказал, что 16 — уже можно.

 - Ну она же прям девочка-девочка!

 - И его это остановит?

 - Ну они друг другу не подходят совершенно!

 - Повторяю: его это остановит?

 - Все равно он на нее даже не смотрит, так что тебе оно не грозит.

В общем, успокоила меня.

Сегодня я после игры забежала к Ким — помочь ребенку с английским. И они с Мишкой мне осторожно сказали, что у Гарика с Алей таки что-то намечается.

Первая реакция: «Ну я же говорила. Ну молодцы, чо.» Торкнуло меня, конечно, но не сильно. А через пятнадцать минут начала носиться кругами по комнате, все громче и громче повторяя: «Я его убью. Я его убью. Я ЕГО УБЬЮ!!!»

Ким попыталась меня успокоить:

 - Да еще пока непонятно, они ж ничего не сказали, просто… ну… Он ей знаки внимания оказывал.

 - Чобля???!!!

 - Ну, так, ненавязчиво: то голову на плечо положит, то с волосами ее играть начнет…

Ким и Миша до того момента ни разу не видели моих любовный страданий. Поэтому жутко перепугались, когда я взвыла и рухнула на диван, как подкошенная.

Я рвала волосы на голове и объясняла, что Гарик так ведет себя с девушками в двух случаях: либо если он пьян, либо если они уже официальная пара и его от нее прет. Ревела и орала, что я его кастрирую, убью нахер, чтоб никому не достался. Миша, офонарев вконец (за все 6 лет нашей дружбы он ни разу меня в таком состоянии не видел), спросил:

 - Неужто все так серьезно?

 - Миша, я его люблю. Это два года жизни, два огромных года, за которые что только ни случилось. Это то самое мое место в жизни, и мне плевать, каков он, мне нравится, что он не идеален. Он — это то, чего я хотела. Но в моих хотениях он с моими волосами игрался. а не какой-то наивной семнадцатилетней дуры!

Это не та разрывающая боль, которая преследовала меня во всех предыдущих романах. Это горечь, поднимающаяся откуда-то из желудка, от коротой хочется блевать. Я понимаю теперь, почему женщины бьют посуду, дерутся, уничтожают подарки и фото.

Ко мне он так никогда относился, получается? Он никогда не оказывал знаки внимания на людях, по крайней мере, на трезвую голову.  Единственный случай, который я сейчас могу вспомнить — это в самом начале, когда он, будучи в отличном настроении, прямо на улице схватил меня в охапку, поцеловал, и так и повел, не разжимая объятий. Он стеснялся обнимать меня на людях, он даже за руку стремался меня взять. А тут — голову на плечо и с волосами играться. Заебись, чо.

Мишка клятвенно обещал в следующую игру осторожно по-мужски выведать у Гарика, что у них там и насколько серьезно. И если у них будет хоть какой-то намек на нормальные отношения, хоть что-то, отличающееся от обычных отношения Гарика с девушками (неделя ми-ми-ми, а потом «А я ее уже месяц не видел, и мне похуй, что с ней»), я точно знаю, что я сделаю.

Есть у нас одно очаровательное исключение из моего нежелания тотального. У нас — это в «Содружестве», программа языкового волонтерства, члены которой чаевничают у меня на работе по пятницам. Зовут это исключение Йоханнес Пеплоу, он немец, ну, то есть как немец — фамилия откровенно от русского «Пеплов», и занимается археологическими раскопками полей боя Второй мировой. По-моему, кое-кто просто ищет в России потерявшегося прадедушку. Два метра мускулов, идеальной кожи и ясноглазости — няшен до крайности. Меня народ массово подзуживает переспать с ним и успокоиться наконец («И перестать заебывать всех своим недотрахом!»), но я стремаюсь по многим причинам (в том числе и потому, что ему 19 лет). Но раз пошла такая пьянка, я, пожалуй, окручу таки этого милого мальчика и под шумок уеду с ним на раскопки на Курскую дугу, заодно с родственниками познакомлюсь и восстановлю пробелы в знании истории семьи. У меня дед там вырос, но я его не помню — они с бабушкой развелись, когда мне было что-то год или около того, и дед уехал в Симферополь и больше не возвращался. А между тем истории, которые помнит папа, крайне занимательны, не говоря уж о моем почти фанатичном увлечении жизнью людей во время Великой Войны.

Если не прокатит (или даже если прокатит), я на лето записываюсь в языковые волонтеры и уезжаю в Ирландию, в Исландию, в Новую Зеландию, в Канаду — да хоть к черту на рога, лишь бы подальше отсюда. Перезагружаю виртуальную память своего мозга, выкачиваю все дерьмо, всю горечь и желчь, забиваю до отказа красивыми картинками, веселыми впечатлениями, радостью от работы и прочей фигней, лишь бы забыть это все.

 

Я больше так не могу. Не могу, и все. Я все равно его люблю. И не хочу никому отдавать даже на пару дней.

Екатерининский дворец и преподавательская деятельность.

1) Бюрократы — это весело, особенно когда название «Мунициальное автономное образовательное учреждение „Чебоксарский Дворец детского (юношеского) творчества“ в разных документах написано по-разному… 5 раз. Пришлось идти к лиректору и уточнять, какой же, мать иво, правильный.

 

2) «Катерина Андреевна!!!» - этот крик уже стал почти культовым в двух кабинетах: нашем и ГВ.

 

3) А так же «Катерина Андреевна, вы хоть при учениках матом ругаться не будете?…» Бесит, если честно: 16-летние лбы, бухающие в «огороде» - это, блин, не дети, и Самурай — тем более, я до сих пор оттираю с балконного стекла в своей квартире заботливо нарисованные им хуйцы. Вообще люди с 14 лет уже вполне взрослые, и не надо, блин, делать из них сопляков, они все равно не поверят, что все взрослые — белые и пушистые, не пьют, не курят, не трахаются, матом не ругаются. Создавать такую иллюзию — дело не только неблагородное и бессмысленное, но и опасное. И если я могу им объяснить в понятных для них выражениях, почему так НЕ НАДО и чем это грозит, то какого хрена я не могу это сделать?!

 

4) А при младщих, лет до 13, я могу матюгнуться либо с предварительного разрешения, либо если среди них есть неуправляемые психи с полным отсутствием социальной координации, любящие нападать со спины. Прецеденты были, я даже в такой ситуации ухитряюсь зажевать.

 

5) Нас там вообще двое: Катерина Игоревна и я. Мама, просмеявшись, обозвала наш кабинет Екатерининскими палатами. Рассказала Игоревне, та тут же выдала: «А что, нужно выше брать, давай будет Екатерининский дворец?»

 

6) Вечер пятницы занят намертво иностранцами. Вчера, например, праздновали день рождения Андре, словака 25 лет. Веселый чувак: «боль», «балет» и «болеро» у него — однокоренные слова. Ну да не суть. Русский день рождения он воспринял на «ура», в отличие от милахи Йоханнеса, который с тарелкой салата и тортом из «рыбок» и сметаны выглядел, как тот кот с попкорном. Набор подарков не меньше порадовал: открытка-рисунок, два паззло, книжка и три набора наклеек — все с Машей и медведем, откоторых но прется. И я, блин, неоригинальное быдло, связала шарфик, в котором он гонял весь вечер.

7) Еще теперь у нас стараниями тех же иностранцев «Go tо hell» - это в 5 гимназию.

 

8) Процесс обживания кабинета повеселил: туфли, кружка и официальные брюки с пиджаком. И вязание.

 

9) Дети — няшки, не устаю повторять.

 

10) Возникла идея помимо детских групп английского и французского создать коммерческие группы тех же языков, но взрослые по экспресс-методике.

11) Меня по выходу с работы даже клоуном так не перло: можно материться, курить и творить легкомысленную фигню.

12) Устаю. Честно.

День.

Боже, вот это день. Не думала, что буду работать еще с детьми. Не думала, что буду работать в языковом профиле. Не думала, что буду работать преподом. Не думала, что буду работать параллельно учебе. Не думала, что буду работать в ДДЮТ. Меня взяли вторым преподавателем английского и первым преподом французского (то есть группа под меня, обучение с нула) во Дворец детского и юношеского творчества, соседний кабинет с ГВ. Точнее, еще пока не взяли, но, как сказала Катерина Игоревна, «а куда им деваться?». Все просто: сама Катя работает по 12 часов в сутки БЕЗ ПЕРЕРЫВА, и ей жизненно необходим отдых. Хоть какой-нибудь. Потому что у нее забиты 6 дней в неделю, и ей просто нужен хоть кто-то на подхвате. Я в легком ахуе и от самого положения дел, и от того, насколько неприлично рада я всему этому. А еще я обожаю Ленту. 400 рублей, 2 больших пакета еды. Сижу, балдею напару с котом, который дожрался до состояния смешарика.

Пашка.

Меня всегда убивало то, как меняются со временем мужчины. на которых я смотрела восхищенными глазами. Те, которым без раздумий могла отдать сердце, руку, тело и половину кровати. Те, ради кого хотелось переть напролом и те, кто даже обычным бездействием могли довести меня до срыва, до слез, до истерики. Так было с Сережкой, пока не перегорело. Так было с Кротовым, пока я не узнала о всех тех гадостях. Так было с Жекочкой. Так было с Беном, с Сашкой, да со всеми. Даже с Гариком. Сережка спустя какое-то время забросил качалку, растолстел и женился (именно в таком порядке). На Кротова сейчас вообще не могу смотреть без отвращения, и пусть это скорее вопрос восприятия — он ведь и раньше был таким слащавым, изворотливым эгоистом, просто я не видела, - его усики, которые он считает чертовски изысканными, вызывают у меня (да и у многих других) рвотные позывы. Бен растолстел, вконец обыдлел и конкретно заблядовал, все так же находясь под каблуком у той шлюхи, которую зовет женой (хотя он ей — кошелек, а она ему — я даже не знаю кто, наверное, повод для доказательства, что он же мужик, он сказал и сделал, и даже видеть не хочет, что сам остался в дураках); противно, да, но пофиг. Саша просто удивил тем, что отощал и как-то подрастерял свой огонь и юношеское озорство. Жекочка, Кай, наверное, единственный меня не разочаровал — он стал таким умным и рассудительным юношей, таким серьезным и интеллиентным, что просто диву даюсь и радуюсь, радуюсь, радуюсь… Гарик, стоило ему отойти от меня на два шага, выпер в ширину раза в полтора, отрастил бороду, постригся, запустил свою полугламурную ухоженность, пошел на работу, подразумевающую копание в говне, и превратился в шахтера по виду. Даже когда потом уволился, как-то, видать втянулся, что ли, и сейчас, насколько мне известно, выглядит не сильно лучше. Так почему именно эта история меня так подбила? Пашка. Тот самый человечище, говорящий и делающий (ну, по большинству) правильные вещи. Человек, в чьих глазах я тонула, на кого в принципе всегда, с самой первой взрослой встречи (мы вместе в художку ходили в младшем школьном возрасте) не могла насмотреться, настолько хорошеньким он мне казался. И ведь это никуда не делось, черт побери. Но то, что он с собой делает… это что-то невообразимое совершенно. По крайней мере для меня. Сколько помню его, всегда мечтала, чтоб он послал уже нахрен эту Дашу и зажил нормально. Раньше было уточнение «со мной», сейчас уже, конечно, по фигу, и даже не особенно хочется, мягко говоря, но без нее. Отбить его у нее я не то что не смогла, я понимаю сейчас, что даже не хотелось по-настоящему — ну не увожу я парней, не увожу, хоть ты тресни. Слишком хорошо мне привито правило «не бери чужого». Особенно в отношении людей. Эту парочку не любит, по-моему, никто. Пашку в одиночку — да с удовольствием, потому что без нее он смеется, прикалывается, шуткует и радостно валяет дурака. Она же в компании садится аккурат посередине с кислой миной, утыкается в телефон или комп и прямо-таки показательно не участвует в разговорах, не слушает шуток, не смеется и вообще всем своим видом показывает, что она в своем мире. Все бы ничего, если б не показательность. Она отвлекает собой всех. Как рыбья кость в горле при сытном обеде. Если же народ все-таки забывает про нее и наконец-то раскрепощается, нужно поднять голову и либо вставить свои пять копеек, либо что-то сказать Паше, дабы он обратил на нее внимание. Личное пространство? Уважение к другим? Не, не слышала. Можно бесконечно рассказывать про ее поведение. Про то, как она два года (!) приходя к Паше на ночь отнюдь не в шахматы играть, не здоровалась с его матерью. Про то, как она ведет себя в гостях, выметая полхолодильника и попутно говоря, что это — не вкусно, это — дешевое такое, а она такое не ест, а вот это она готовит лучше, чем хозяева. Про то, как она увидела мою хомячиху и выдала: «Ой, моему хорьку это на один укус». На моем дне рождения. Когда я, отвернувшись, прошипела «А мне твой хорек на одну шапку», меня услышал Паша, и виноватой снова осталась я. Или про то, что я попросила Пашку помочь с розетками у сестры, он согласился, а на встрече преподнес сюрприз в виде Даши, которая на рациональное замечание, что у сестры сыну две недели, и иммунитета в таком возрасте у детей нет вообще, и поэтому не стоит идти толпой, с покерфейсом заявила «Я не заразная» и таки да, поперлась с нами. На самом деле отдельной песни заслуживает ее отношение к самому Пашке. Про это тоже можно рассказывать бесконечно. Про то, как она пыталась отобрать у Ким апельсин, который она лопала, чтоб не упасть в обморок (витаминное голодание из-за лекарств), при этом высказав претензии Паше, а когда он осторожно ответил, что купил фрукты вообще-то Гарик, и для человека, которому плохо, фыркнула и «случайно» зарядила ему локтем по затылку. Про то, как Пашке приходится во всем себя ограничивать, чтобы Даша могла покупать носки по триста рублей, чулки по тысяче (которые она не носит, кстати), стричься у каких-то безумно дорогих мастеров и так далее. Пашка — не Рокфеллер, он простой сисадмин, и ему надо кормить маму и брата. У него часто не остается денег на проезд и на обед, зато Даша покупает новые «Ленинградские» краски. Краше всего — ситуация с квартирой. Как-то у нас с Пашиной мамой произошел Большой Женский Разговор, во время которого она мне поведала, что, когда Паша намылится жениться, они с братом переедут в трешку к бабушке, а ту, в которой они сейчас живут (в жопе мира, зато своя и в две комнаты) отдадут ему. Даша выдала в конакте (!) на стеночке (!!!) гневную запись, что она в этом срачнике жить и растить детей не собирается, и что лучше б Пашкины родственники передохли, чем такое предлагать. На самом деле я щас все очень примудряю, потому что Даша в эту мысль ухитрилась приплести еще снег, гололед и Челябинский метеорит. Но я даже комментировать ничего не буду. Даша не красавица, если честно, она сама дико напоминает хорька. Она настолько серая, что с двух шагов не разглядишь. Я, визажист, прямо скажем, от бога, уже несколько лет силюсь найти в ее лице хоть одну интересную черту, которую можно было бы превратить в изюминку, или пытаюсь придумать, какое лицо можно было бы нарисовать на ней, чтоб ей пошло — и по нулям. Нет такого варианта. Вообще. Даша — чудо науки: человек без мозгов. Мозги у нее занимают запросы и хитрожопость. Я пыталась найти в ней хоть одну положительную черту — и не нашла ничего, как в лице. Ни доброты, ни таланта, ни интеллигентности, ни каких-то даже зачатков вежливости. Только хитрожопость. Даже не хитрость. И запросы. Зачем ей Паша — вполне понятно: она не сможет никогда больше найти другого такого, перспективного, интересного, рукастого, просто хорошего парня. Источник ее запросов тоже не совсем понятен: она выросла в трехкомнатной квартире, в которой жили девять (!!!) человек. Паша носится с ней, как курица с яйцом, смотрит ей в рот и рысью исполняет любые капризы. На все возмущения со стороны других кивает головой и кроме «Да, да» ничего не говорит. Он ее не любит: как-то в один из разрывов его спросил один из его друзей: «А можно я Дашу трахну?» Пашка, расставшийся с ней две недели назад и не испытывающий особого дискомфорта (кроме невнятного зуда в паховой области), ответил: «Да пожалуйста». Зачем Даша Паше и почему он терпит все это — загадка века. Я могу лишь предположения строить, одно глупее другого, и переживать за парня. Вот уже четыре года я скрещиваю пальцы, что он ее бросит, пошлет подальше свои комплексы и найдет себе нормальную девушку, такую, которую заслуживает. Вот уже четыре года Даша имеет Пашу в мозг. Сейчас Паша выглядит просто ужасно. Я уже давно смирилась с тем, что проиграла битву за глаза: он их пряет за хипстерскими очками. Но если раньше у него были милые вьющиеся русые волосы, красивая форма губ, курносый нос и правильный мягкий овал лица, то теперь он стриган под 3 мм и с бородой, которая идет ему как корове седло. - Если увидишь, как он есть банан, сфоткай и пришли мне — проверим, как работает система антипорн, - мрачно шуткую я.  - А он при мне его недавно ел, - так же мрачно отвечает Ким. - И как? Навело на мысли? - Ты права, он и впрямь смотрится, как лобок с очками. Я б ни за что не позволила своему парню так себя уродовать. Но Даша так цепляется в него, что ей, по-моему, даже выгоднее, когда он урод уродом. Она таскается за ним везде. Вообще везде. Дошло до того, что Пашу приглашают в гости и тут же уточняют, чтоб он приходил без Даши. И он не приходит вообще. Да много можно рассказать о них. Но почву из-под ног мне выбило другое. Сегодня я, кипя от ярости, набросилась на него. Ким рассказала (без подтекста какого-то, просто передала информацию), что мое предложение отыграть одну личную сессию ролевки мастера (то есть Паши) и персонажа Ким он отказался наотрез. Причем расфыркался и наговорил про меня дерьма. Точь-в-точь как Даша. И точно так же на мою ярость заявил: «Какие претензии к тебе у меня? Никаких. Совершенно. Все норм. Ты меня неправильно поняла, Катрин.» На резонный вопрос «И как тогда это я должна понять?» предпочел промолчать. Как Даша. В общем, он от меня получил. Правда, наверное, не так сильно, как заслуживает. Ну не могу я сильно злится на человека, который думает не своей головой. Мне его просто жалко. Никогда не думала, что буду испытывать жалость по отношению к нему. Обидно до слез. И я все еще скрещиваю пальцы, потому что больше ничего не остается. Даже если я расскажу пашке все, что вижу и знаю, включая Дашины измены, он либо не поверит мне, либо сунется за объяснениями к Даше, а она с невинным видом запудрит ему голову. Сколько раз такое было уже. Я сломала себе мозг, пытаясь придумать, как открыть Паше глаза, пока не поздно. Пока она не окольцевала его, не нарожала детей. Потому что он либо сопьется, либо сорвется и убежит, куда глаза глядят, когда дойдет до точки невозвращения. И я не одна такая, кто хочет его спасти. Что делать? Что же делать?

Игра в «висельника».

1) Вернулся Гарик. Просто вернулся. Домой. В Чебы. Навсегда и безвозвратно, потому что вконец разочаровался в разъездах. Ну конечно, разочаровался, ведь никто не встретил на автовокзале в Питере его высочество с хлебом-солью, не предоставил петродворец в безлимитное и бесплатное пользование, не устроил хуезакидателем на зарплату в 50 тыр, и обнаженные девственницы не омывали ему ноги, послущно сменяясь каждую ночь. Ну, он, конечно, не совсем такой список требований оглашал, но про з/п в 50 кусков — это я очень хорошо помню. А потом пошла моя уничтожающе честная фраза: «Да кому ты там нахуй нужен, тут к тебе хоть привыкли, а там на тебя вообще всем насрать будет», его вспышка, моя вспышка, удар и так далее, а все потому, что я опять, в миллиардный, наверное, раз оказалась права. Ну кому он там нужен, это сомнительное сокровище? Кому он вообще нужен со своим хренозаверчением и взрывным характерном, кроме меня? 2) Когда буквально накануне его приезда, когда уже окончательно стало понятно, что нет, не вышло, не уговыорили, упустили, и он возвращается, я, запаниковав, влетела к Насте, с выпученными глазами и трясущимися руками, Лисенок, ничтоже сумняшеся, решила проблему по-своему и весьма привычно: она налила мне вина. Стакан. Большой, конечно, но, ешкин кот, стакан! Ночевать я осталась у нее, на том орудии пытки, именуемом диваном (я со своими полутора с кепкой на нем не помещаюсь, как на нем двухметровый Скельт спал вообще?!). Проснулась и поняла, что не могу двинуться. Через минут 10 выползла Настя и с ужасом сообщила, что у меня в лице не кровинки, а один глаз — ярко-алый. В общем, выяснилось, что я во сне пережала свою несчастную артерию (алкоголь сосуды расширяет, к утру сужает, ага), и кровь туда, то есть в голову, идет, а обратно нет. Стоило попробовать двинуться — морда вспыхнула, как светофор. И сосуд в глазу лопнут. Еще неделя лечения. 3) Мой универ — это нечто за гранью добра и зла. Я до сих пор не понимаю, как, но они ухитрились переложить мои документы в папочку 3 курса и восстановить меня (бинго!) по третьему, а не четвертому. Сказочно. Два месяца ожесточенной переписки, приходит сообщение на уровне «отъебтесь, суки». То есть типа да, ошибка наша, но на четвертый мы ее все равно не переведем. Потому что третий курс — бакалавриат, четвертый — специалитет, и если туда — можно, то обратно — никак. Не нравится — отчисляйтесь. Вот таким нехитрым образом студентом я буду целых 8 лет. 4)Боже, какая тупая моя группа! Мне пофиг, что половина из них — какие-то там туркмены, и они по-русски плохо разговаривают. К 3 курсу можно было бы и научиться, вон Айджан, Айран и Арслан с четвертого вообще никогда проблем не испытывали. А эти тянут назад всю группу. Хотя хрен его знает, я пришла всего пару раз, но мне и этого хватило за глаза. Не знают, кто такой Экзюпери, и читают его фамилию, как Игзюперь. Не знают, кто такой Квазимодо! Про такие мелочи, что я единственная разговариваю с преподом (даже если по теме) и вспоминаю интересные факты, я вообще молчу. Хотелось взвыть и сбежать либо к своим, либо к четвертому, где все круто и позитивно и о таком треше даже не слышали. Третий курс филфака!!! ПЦ!!! 5) Вяжу носки племяннику. 3 дня — 4 пары. ну, ножки крохотные, но, чует мое сердце, такими темпами я Ивана Романовича обеспечу носками лет на 10 вперед. Милка смеется, мол, я только за. Ей очень к лицу материнство, она выглядеть стала гораздо моложе. На лицо ей сейчас не то что ее родные 28, ей больше 18 не дашь в принципе. Еще и ремонт дома делает. Вот этого ей, пожалуй, и не хватало в жизни — стать матерью. 6) Передвигаюсь по городу короткими перебежками, вообще побаиваюсь выходить из дома. Страстно хочу увидеться с Гариком и до истерики боюсь новой порции говна в свой адрес, тем более что в некотором отношении он будет прав. Да и у меня к нему накопилось претензий: нехорошо разносить именно по мужской компании тот образ, который он вокруг моего имени навертел. Как выразилась Лешка, «территорию пометил». Противно: и сам не гам, и другим не дам. И чего добивался, не совсем понятно. Ну да шут с ним, с левым яичком Гарика, факт в том, что я опять заперлась дома. 7) Поражаюсь себе и шпионской сети, ненавязчиво (и почти неосознанно) раскинутой. Приезд Гарика знаю в мельчайших подробностях: откуда, когдла, на чем, сколько ехал, когда приехал, куда поехал после этого, с чем приехал к Пикулю (а поехал он явно на такси, и поезд приехал раньше, потому что в противном случае у Гарри от радости — трололо, я так рад наконец возвращаться домой — проснулся талант к телепортации, ибо за 8 долбаных минут с ЖД до Восточки, плюс еще и тортик по дороге прикупить…), куда поехал на следующий день, как выглядел, что говорил… Если мы с Гариком все же помиримся (а я этого очень хочу, я элементарно скучаю по нему), он изрядно позабавится. 8) Ким принесла мне «Голодные игры», фильм. Посмотрела. Охренела. Посмотрела еще 4 раза. Возмутилась, какого черта их все хаяли. Прочитала (за полдня). Поняла, что это не книга, это долбаный сценарий: ни языка, ни осорбых размышлений, так, перечисление событий, которое в фильме заиграло великолепнейшими красками. Но каков, черт побери, сюжет! Сенйчас читаю вторую часть, дошла до середины как раз. 9) В доме — Нарния, в которой произошел атомный взрыв. Все валяется, все разбросано. А все потому, что добрая ГВ скинула мне очередную кучу махров. Такую, что место в моем доме попросту кончилось. 10) Подвешенное состояние, а мне до смерти надоело играть в «висельника».

ЗаМужество.

Нет, я все понимаю — возраст и так далее, НО.

Хрен бы с ним, что за последние пару лет переженилась половина знакомых, а вторая половина собирается. Я, в общем-то, не против. Но, блеать, уже женятся и выходят замуж люди, про которых я и подумать не могла, что они пройдут под марш Мендельсона раньше меня!!!

Блин, ну серьезно. В серьезные отношения вляпываются совершенн феерические личности. Причем именно вляпываются. Настя со Скельтом, например. Сказать, что они меня шокировали — ничего не сказать. А у них — любленность и романтика: он ее кроет матом, узнав, что она, «позорная тварь», посмела еще до знакомства с ним крутить романы с кем-то, а она таскает ему марихуану. И если вначале я как-то радовалась, что рядом с Настей человек, относительно приспособленный к жизни, а сама Настя полна решимости отучить его от пьянства, то теперь мне попросту страшно: по-моему, они перенимают друг от друга только худшие черты.

И ведь я и в самом деле рада, что люди вокруг меня сколачивают крепкие пары. И была бы еще довольнее, если б эти гребаные пары не таскали мне мужиков. Рассказала сегодня в универе, Нина (кстати, тоже две недели как жена своему мужу) возмущенно сказала: «Как кобелей на случку». А я и впрямь чувствую себя породистой сукой.

Нет, я хочу замуж, я аццки хочу замуж. Хочу свадьбу, хочу ремонт, хочу купить машину и колесить по стране в качестве свадебного утешествия, хочу стирать носки, готовить еду, убирать за ним, прыгать вокруг него с називином, грелкой, градусником и чаем с малиной, когда он болеет, рожать от него детей, семерых причем, строить дом, сажать деревья, копать пруд и выращивать огурцы! Но, блин, все вышеперечисленное относится к конкретному человеку, и пока что я не просто морально готова его ждать, я этим, черт возьми, и занимаюсь!!!

И пока меня все еще тошнит от посторонних мужиков (да и не от посторонних тоже, если они позволяют себе что-то большее, чем интересный разговор), эти сволочи просто-таки заставляют своей чередой свадеб чувствовать меня старой девой. Это в мои 22-то, ага.

Глядя на толпу подруг, знакомых, девушек друзей и жен знакомых, радостно либо подбирающих платье-туфли-букет, либо уже хвастающихся колечком и фотками, я еще сильнее хочу воплотить уже спланированную маленькую сказку. Настолько, что уже начинаю потихоньку шить платье.

Черт, где мое гребаное кольцо??!!! Я хочу замуж, где мое гребаное кольцо???!!!!!!!

 

Поиски.

По-моему, я была единственным человеком, у которого блог перестал работать только вчера. У меня отходняк, похоже. Или просто временное облегчение. Мне все еще не хочется искать себе мужчину, да и мысль о сексе с кем-то вызывает до сих пор отвращение (но хоть не тошноту!). Я, напевая, отмыла всю квартиру - средства кончились, а у меня руки чешутся помыть еще что-нибудь. Забавно: мое жилище всегда точно отражает мое внутреннее состояние. Если мне плохо - дома Нарния. Если мне хорошо, по-настоящему, хорошо и спокойно - дома все сияет, раздражает малейший бардак. Каких-то перемен требует мое неустойчивое сердце. Настолько, что до скрежета зубовного надоела вся моя музыка в плеере, а новые вещи, от пальто (которое в стадии приятного предчувствия пока что) до щетки для мытья посуды, вызывают радость вплоть до прыжков до потолка. Не нравится мое лицо в зеркале, но сделать так, чтоб оно нравилось, пока не получается. Я похудела, вернувшись к привычным "зимним" 56 кило. До этого я хваталась за голову, наблюдая, как стрелка весом неумолимо движется к цифре 60. Я, черт возьми, с 17 лет столько не весила. Перестала думать о Гарри как о чем-то сугубо личном и моем. До сих пор взрываюсь от мысли о том, что у него может кто-то быть, но его странноватые и, признаться, кривые, что еще удивительней, подкаты к Сене вызвали только взрыв истерического хохота, и то в основном потому, что Сеня, бедняга, шуганулась, как от привидения. Помнится, когда мы с Ри болтали по скайпу, она взялась за Таро, и я попросила сделать и мне расклад. Если правильно помню, вышло так: прошлое - ссоры и слезы, настоящее - невозможность действовать, будущее - женщина в поисках себя. Было это неделю назад и, в общем-то, так оно все и есть. Я сейчас, кажется, вхожу в третью стадию, в поиски себя. Хотя бы то, что я начала напевать постоянно какие-то мелодии и начала задумываться о том, а не разучить ли мне пару мантр для этого, говорит о многом. Еще хочется заняться йогой и шотландскими танцами. Я подумала и решила отдохнуть от инета на месяцок. Просто не оплачу. Похожу на учебу, например. Первым шагом к тому, что сейчас творится в моей голове, стало, как это ни удивительно, встреча со Скельтом. Я тогда настолько счастлива была, что выбралась из дома, что охренела сама. Ну, понесло меня, конечно, в неведомые дали, но сам факт! Я соскучилась по людям, черт побери. И при этом поняла, что совершенно они мне, в общем-то, и не нужны для того, чтоб быть счастливой... Скельт, кстати, очень меня порадовал. Он еще в прошлом году очень загорелся моим проектом, и теперь, поняв, что до Мск я так и не доеду, уболтал своего друга, аниматора с очень охрененным стажем, приехать в Чебы и помуштровать меня на тему психологии клиентов, защиты от стресса, раскрепощения на сцене и прочим вещам, столь необходимым организатору праздников. И это действительно великолепный, черт побери, подарок. Но одно я тепер точно знаю: бухать я не буду. Хватило и последнего раза.

Повторение пройденного.

Скельт приехал в Чебы. Как он сам той весной частенько напевал, "мой кот пришел назад, я ему не рад". Нет, если честно, я рада. Просто по-человечески рада. Феерия же в том заключается, что он приехал молча, спецом никому ничего не сказал ("чтоб на части не порвали"), но при этом не удержался от соблазна завернуть в "огород", нажрался там в конину, познакомился с Настей моей, парикмахером, остался у нее вписываться, она меня наутро спрашивает: а ты его знаешь? У меня лаза на лоб, еще бы, говорю. А он, спрашивает, хороший человек? Я челюсть под стол уронила, спрашиваю: - Настя, зайка, неужто он тебе понравился? - Нет, нет, я не в этом смысле. Просто... непонятный он какой-то. - В смысле? - Ну он задротит в Доту, при этом еще и бухать успевает. - И зарабатывать по 200 кусков в месяц почти фрилансом. - Тем более! Как так?! Времени же не хватает на это все! Посмеялась, намекнула, что у Сережки в запасе есть маховик времени, и он его активно юзает. Разговор шел под стрижечку. То есть Настя как раз кромсала мне обросшую шевелюру (неудобно же), а я, расслабленно развалившись в кресле, с довольной рожей поддерживала бабские сплетни. - А ты Скельта, выходит, сколько знаешь? - Да лет шесть уже. Наськ, я ж тебе рассказывала про него. - Да? Я не помню. - Ну помнишь роман у меня был с москвичом? - Это который... - Который супергерой нового поколения, Человек-бревно. - А, это у которого писюн с гулькин нос? - Ага, он самый. - А. А при чем тут Скельт? Пауза. - Настя, не тупи, блеать! Упоротого Лиса согнуло пополам. Разогнуться смогла она минуты через две только, причем с криком "Ну вот на хера, ну, я ж теперь на него спокойно смотреть не смогу!!!" Впрочем, всю хитроодноместность своих друзей я поняла минут через 15. Сижу, наслаждаюсь свежепостриженными волосами, укладываю концы волос - и тут открывается дверь, и в комнату вплывают эти самые 2 метра красоты. - Ты как тут нарисовался?! - А мне Настя написала, сказала, ты будешь сегодня у нее, вот и решили сюрприз устроить. Приятно было его увидеть. Кажется, он пониже стал, зато выглядит гораздо лучше, чем я ожидала. Пахнет приятно, чистотой и морозом с холода. Поразил он меня несказанно. Полное впечатление, что я роман крутила год назад (хотя уже больше, почти полтора года) не с ним, а с его тайным братом-близнецом. Он повзрослел, мозги встали на место. Задвигал мне тему, что его бесит вся эта неопределенность, какие-то левые телки, пьянки, постоянный въебинг, погоня за баблом, съемные хаты, странные люди. Он ведь даже не трудоустроен нигде официально, у него в его Москве нет ни единой точки опоры. - Когда ты назад в Москву? - Пока не припрет конкретно. Я вообще б предпочел туда не возвращаться. - Странно. Год назад ты, наоборот, рвался туда. - Да потому что то с фирмой были сложности, то моя ебанутая бывшая, то еще чего. А сейчас уже не к чему возвращаться, вот и не хочется. Хочется дома немножко побыть, тем более что мама скучает, да и вы мне тут рады больше, чем московские мои друзья. - "Дома..." А год назад ты этим словом только Москву называл. Он смотрит на меня своими чернющими задумчивыми глазами и рассуждает о том, что мне ни в коем случае нельзя залипать в этом городе и вообще он думал, что я уехала сотню лет назад, а я все еще здесь. Мы сильно напились, прыгая в темноте "огорода" от холода, и орали песню под гитару. Честно скажу, вид двух метров Скельта, орущих блатняк и пытающихся танцевать вприсядку, путаясь бесконечными ногами в полах зимней шинели - не для слабонервных. (Впрочем, я в своем малиновом пальтишке, орущая матерные частушки "Самара-городок", наверное, не менее мозговзрывательно смотрюсь). Вписывались у Насти, я пыталась жарить картошку (и ведь пожарила, черт возьми, даром что на ногах плохо стояла!), Сережка просто старался нас выбесить. Получилось, чо: я попыталась его покусать. Реакция хорошая, не все уроки фехтования еще пропил, что могу сказать - увернулся. Честно - этот Сережка мне нравится больше, чем год назад. Этот - серьезнее, и, по-моему, с этим Скельтом есть хоть какие-то шансы пойти погулять без бухла (а год назад это было что-то из разряда фантастики). Другое дело, что его почему-то гораздо меньше устраиваю я в том варианте, в котором сейчас существую. Я его почти не интересую, я его смущаю. И если с точки зрения чего-то сугубо интимного мне глубоко по фигу, возрождать я ничего не собираюсь, то с точки зрения отличных друзей я очень переживаю. Сейчас кажется, что тот пиздец, культурно именуемый фиаском, которым у нас все кончилось (ну не умею я правильно с мужиками расставаться, ну что поделать), поставил между нами ту самую стенку, когда все, что говорится и делается, проходит сквозь призму "Ты что же, жопа, опять за свое?!". Но если я спускаю в себе эту реакцию на тормозах, по Сережке видно, что сразу загружается. Он заботится, переживает. Просто по-дружески. Выписал мне с Москвы своего приятеля-аниматора, который меня должен помуштровать по организации праздников, обрадовал меня этим неимоверно. Когда спрашивал "Ну как ты?", явно чего-то боялся, правда, я не поняла, чего. Первую половину вписки я ночевала на диване. Ей-богу, орудие пытки, а не диван: ноги приходилось к самому подбородку подтягивать. И это с моими полутора метрами роста, а накануне на этом диване спал Скельт, и тут вообще для меня поле непаханное в плане догадок! Пока что лидирует то, что он вдвое сложился, как перочинный ножик. Но я так не умею, и вообще, со своим троаходромом привыкла, что можно какую угодно позу принимать и какие угодно конечности вытягивать. В общем, под утро не выдержала, напросилась на пол к Сережке. Так и спали вдвоем на односпальном диване, только теперь спина к спине, и не лицом к лицу... А спит он, надо отдать должное, зачетно: "солдатиком" и тихо. Никакого храпа, никаких "в постели я звезда". Однако, и от вписок бывает что-то хорошее.

Утро.

Это так непривычно - я сижу утром у компа, уже умытая и почти накрашенная, и понимаю, что мне НЕЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ. Для меня утро - это часов так 6-7 вечера. А тут даже полдня нету. Я, кажется, поняла, почему зимой я ухожу в режим вампира. Сейчас мне хреново настолько, что хочется вытошнить из себя все те мысли, которые на меня навалились. Уж не знаю, с чем это связано. А между тем у меня крайне насыщенный день сегодня планируется. И меня совсем-совсем не радует это настроение.

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10